Агапитова покидает пост после 10 лет работы. Ей удалось выстроить в городе систему, которой в некоторых регионах нет до сих пор.

Agapitova11- Что в первую очередь нужно будет сделать вашему преемнику? В одном из интервью вы говорили, что сразу же поняли, что нужно получить юридическое образование. Вы оставляете серьезное хозяйство, которое просто так двумя руками не поднимешь.

На самом деле, я очень переживаю, кто придет на мое место. Хотелось бы, чтобы это был адекватный, разумный и, самое главное, любящий детей человек. Есть основные принципы: руководствоваться голосом совести и справедливости, быть открытым и коммуникабельным, отстаивать свою точку зрения. Хозяйство, аппарат — все это вещи второстепенные. За 10 лет в Петербурге сложилась некая система, и взрослый человек, который придет на это место, будет, видимо, что-то менять в работе аппарата. Все к этому готовы. Не хотелось бы, чтобы менялись главные принципы: если ребенку плохо — ему надо помочь, если люди пришли с проблемой — их надо, как минимум, выслушать, и по каждому заявлению надо стараться добраться до сути. А если выясняется какая-то системная проблема, то и решать ее надо системно.


Что лично вам дали эти 10 лет работы, что в вас они изменили?

– Это сложный вопрос. Из журналиста я стала правозащитником. Но журналистские навыки мне очень помогали в работе: умение слушать и слышать, делать выводы. Когда я пришла на эту работу, моим двоим младшим детям было всего по 3 годика. А сейчас им по 13 лет. Благодаря работе уполномоченным у меня изменилось отношение к ним. Не то чтобы я стала как-то больше или меньше их любить, чем старших, но я стала к ним относиться как… к человекам. С большим пониманием, с большим доверием, меньше ругаться и больше уважать их человеческое достоинство. Эта работа научила меня относиться к детям, как к маленьким людям, у которых есть все те же проблемы, горести и радости, что и у взрослого, но которые не всегда могут объяснить, рассказать об этом и не умеют за себя постоять. Именно для этого у них есть родители. Но если с родителями что-то не складывается — есть уполномоченный по правам ребенка.

- Если бы вы могли волшебным образом, по собственному желанию, решить какую-то одну неразрешимую проблему раз и навсегда, что бы это было?

– Я бы сделала так, чтобы как можно больше детей из сиротских учреждений жили в семьях. Несмотря на те условия, которые сейчас в таких местах создаются, это все-таки учреждения, а не дом. Я бы хотела, чтобы все дети жили в хороших, дружных, любящих семьях, которые их понимают и поддерживают. И никогда не предадут и не выбросят на улицу, как это бывает в тех случаях, с которыми мы, к сожалению, сталкиваемся.


От редакции«Фонтанка.ру»: На федеральном уровне детский омбудсмен Петербурга добилась пенсии по потере кормильца «подкидышам» (раньше детям, чьи родители неизвестны, никакие выплаты не полагались),
разрешения детям младше 14 лет ездить в поездах дальнего следования без родителей и с нотариально заверенной копией свидетельства о рождении,
обеспечения лекарствами за счет федерального бюджета больных гемолитико-уремическим синдромом, юношеским артритом и мукополисахаридозом I, II и VI типов.

Кроме того, дети-сироты стали получать путевки в подведомственные региональным властям лагеря и санатории в первоочередном порядке, а родитель, которые накладывает запрет на выезд ребенка из страны, теперь обязан известить об этом второго родителя.

Семьи, в которых есть приемный ребенок с ВИЧ и другими заболеваниями, получили право взять на воспитание еще одного больного малыша.

В Петербурге по инициативе Светланы Агапитовой появилось инклюзивное образование для детей-инвалидов, дети-сироты стали получать именные стипендии в вузах, выплаты на содержание «опекаемых» детей выросли до прожиточного минимума, компенсации усыновителям при приеме ребенка в семью выросли в пять раз, а стоимость социальной путевки в детские оздоровительные лагеря выросла вдвое.
После долгой ведомственной переписки были приведены в соответствие нормы питания несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых, находящихся в СИЗО, и подростков, содержащихся в воспитательных колониях (Приказ Минюста России от № 189 уравнял рацион этих двух категорий, и теперь в меню заключенных СИЗО появились творог, сметана, яйца, свежие фрукты, соки, колбасы, кондитерские изделия, мясо птицы). Этого уполномоченный добивалась в течение трех лет – на скудную кормежку подростки в петербургском СИЗО № 4 пожаловались еще в 2015 году, когда Светлана Агапитова посещала изолятор во время Дня правовых знаний.

https://www.fontanka.ru/2019/12/27/119//